anrike (anrike) wrote in varangica,
anrike
anrike
varangica

Categories:

Варяжской языкъ

[О варягорусь.] По сравнительному словарю всѣхъ языковъ явствуетъ, что слово:
Варъ — кровь, по лопарски ... Варде — сторожъ, по романски и древне-французски. Вардиянъ — сторожъ, готiйски ... Варьо — сторожъ, полабски ... Гуэрра — война, неаполитански.
Почему заключается, что варягоруссы, живущiе по берегамъ Варяжского моря, по летописцамъ были военные люди, живущiе по берегамъ Варяжского моря, стерегая берега отъ воровъ морскихъ. И какъ берега были обширны, а они жили семiями, то число ихъ возрастало, такъ что сocѣдямъ блии въ тягости и опасны. Гостомыслу были они и Новогородцамъ въ тягости; Владимиръ ихъ нанималъ и отпустилъ въ Царьградъ; бывъ въ непрестанныхъ войнахъ, легко статься можетъ, что они были лутчiе воины тогдaшнихъ временъ; изъ Руссiи же выселенныe для береговой сторожи были варягоруссы, стражи pyccкie, а дpyrie были варяго-чудь, то есть выселенные стражи отъ чудъ. И теперь четыре деревни по берегу моря отъ Копорья, принадлежащiе графу Кир. Гр. Разумовскому, кои себя сказываютъ варягами, и подъ Нарвою у берега есть также одно ceлeнie, называющее себя варягами, то есть по морской стражи.


[Сочинения императрицы Екатерины II. На основании подлинных рукописей. С объяснительными примечаниями академика А.Н.Пыпина. Издание Императорской Академии Наук. 1906, Т.11, стр. 408-409.]

Как неблагоговейно писал Куник, императрица, желая рассеяться после скоропостижной смерти Ланского, принялась за свои прежние лингвистические забавы. Для задуманного "Сравнительного словаря всѣх языков и нарѣчій" она не только выбрала (весьма удачно) исполнителя — Петра Симона Палласа, но и фактически разработала концепцию самого словаря, составив реестр слов каждого языка, которые должны были быть включены в словари. Означенные реестры были разосланы всюду, где можно было ожидать получения информации о том или ином народе, находящимся под державною десницею и между прочим в самые ближайшие к Петербургу окрестности.

Реестръ словъ отвезитѣ къ гр. Кирилѣ Григорьевичу Разумовскому и попроситѣ его именемъ моимъ, чтобъ онъ послалъ въ своихъ копорскихъ деревенъ кого поисправнѣе и приказалъ бы; у тѣхъ мужиковъ, кои себя варягами называютъ, тѣхъ словъ на ихъ языка переписать, а еще луче буде бы суда человѣка другаго посмыслѣннѣе для того привозитъ велѣлъ. [Русскій Архивъ, Годъ первый, Москва 1863. "Филологическія занятія Екатерины II-й.", стр. 388-390.] По мнению С.И. Соболевского, опубликовавшего записку ("письмо в 10 строк, её собственной рукой"), она относится к 1784 году, однако эстонский лингвист Пауль Аристе возражает, говоря, что "Реестр слов" был составлен самой Екатериной и опубликован в 1786 году, значит к тому же году должна относиться и записка, учитывая, что первый том словаря Палласа был издан в том же году. Булич уточняет, что записка, видимо, адресована Безбородко.

Копорские "варяги" несомненно вызывали сильную заинтересованность у Екатерины, поскольку она была последовательной сторонницей взглядов В.Н. Татищева на происхождение варягов, т.е. полагала, что Рюрик происходит "от Финляндского Короля", посему готова была найти варягов и на ближайших берегах Балтики. Характерен для этого времени заголовок сочинения И.Г. Георги Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и прочих достопамятностей. Часть первая. О народах финского племени также известных по истории Российской под общим именем Руссов, переизданного уже после смерти императрицы, в 1799 году, при том, что в первом русском издании (1776) автор ещё смело рассуждал про Мосоха и Руса ...

Указание тем временем было выполнено, реестры составлены и переданы Палласу, о чём он сам свидетельствует в предисловии к первому тому словаря:
Сравнительные словари всѣх языков и нарѣчій: собранные десницею всевысочайшей особы ; Отдѣленіе перьвое, содержащее в себѣ европейскіе и азіатскіе яызки. Печатано в Типографии у Шнора, 1786, часть I, стр. XV
О Финскихъ нарѣчiяхъ присланы изъ разныхъ странъ словари, изъ коихъ иные подъ названiемъ языковъ Варяжскаго и Чудскаго; я, изъ всѣхъ ихъ выбралъ всѣ отличiя, какiя токмо мнѣ встрѣтились.

Через тридцать лет, Ф. Аделунг в очерке, посвящённом сравнительному словарю Екатерины: Friedrich von Adelung. Catherinens der Grossen Verdienste um die vergleichende Sprachenkunde. 1815, дважды упомянул пресловутый "варяжский язык", отнеся его в первом случае — Warugisch um Koporije (стр.83) к Finnischer
Stamm
, а во втором — Warugisch or Warägisch im St. Petersburgischen Gouvernement(стр.103), ограничился констатацией его географического распространения.

Проблему копорских "варягов" затронул А.А. Куник в с своих дополнениях к книге Б. Дорна Каспий. О походах древних русских в Табаристан, с дополнительными сведениями о других набегах их на прибрежья Каспийского моря. 1875., а именно в Дополнении III, §4 a), стр. 408-411. Куник полагал, что императрица и её сотрудники смешали летописных варягов с диалектным словом воряга, которое было производным от русских слов "враг" или "вор" и являлось заимствованием в финских наречиях Санкт-Петербургской губернии. "Какого рода народ должно разуметь под означенными мнимыми варягами," — говорит далее Куник — "это нам говорит Ходаковский (Журн. Мин. Нар. Просв. за 1838 год, Ч. 20, 495)": Ciя Водь — около Копорья — именуется отъ тамошнихъ Русскихъ Чудью и добавляет Браннымъ образомъ: бѣлоглазою Чудью и Варягами. Но послѣднее слово употребляется по Волхову и въ другихъ мѣстахъ въ смыслѣ вора, иногда же проворнаго. Куник находит тут связь между означенными копорскими мужиками и офенями и далее рассуждает о трансформации слова "воряга".

Дальнейшая судьба варяжских и чудских реестров прослеживается в книге С. К. Буличъ. Очеркъ исторіи языкознанія въ Россіи. T. I. (XIII в. — 1825. г.). Записки историко-филологическаго факультета Императорскаго С.-Петербургскаго Университета. Часть LXXV.
(С.-Петербургъ 1904). стр. 455-456.
. Автор, изучая материалы Палласа, собранные для сравнительного словаря, обнаруживает их в коллекции академика А.М. Шёгрена, описанной П.И. Лерхом и, между прочим, пишет:

Другое такое собранiе (каталогъ Лерха, стр. 96 и сл. No 41) озаглавлено "Собранiе росciйскихъ словъ съ. чухонскимъ переводомъ (латинскими и русскими буквами) и содержит также 286 словъ и числительныхъ (на 11 с небольшим стр. в поллиста).
Ижорскiе дiалекты представлены въ коллекцiи Шёгрена тремя сборниками (каталогъ Лерха, стр. 96 и сл. "Бумаги Палласа", No 116, 117, 118), озаглавленными:
1) "Реестръ словъ, переведенныхъ на Чудской языкъ, коимъ говорить Санктпетербургской губернiи въ Оранiенбаумскомъ уѣздѣ, въ нѣкоторыхъ селенiяхъ близъ Копорья лежащихъ и принадлежащихъ Графу Разумовскому, а между прочимъ въ деревни Ивановской" (286 словъ и числит., русскими буквами, съ обозначенiемъ ударенiя, на 11 стр. въ поллиста).
2) „Реестръ словъ, переведенныхъ на Чудской языкъ, коимъ говорятъ въ Ямбургскомъ уѣздѣ въ Котельной мызѣ, принадлежащей полковнику Албрехту, и въ 2 селахъ близъ ея лежащихъ" (286 словъ и числ., русскими буквами, с обозначенiемъ ударенiя на 11 1/2 стр. в поллиста.
3) „Реестръ словъ переведенныхъ на варяжской (!) языкъ, коимъ говорятъ въ нъкоторыхъ селешяхъ Санктпетербургской губернiи близь Копорья, принадлежащихъ графу Разумовскому, а между прочимъ въ деревнъ Керновой" (286 словъ и числит, русск. буквами, 9 1/2 стр. въ поллиста).
В словарѣ Екатерины II собственно финскому отведена только одна рубрика: "по чюхонски" (№54, "в числахъ" — №60), и приведенные здѣсь матерiалы по ижорскимъ дiалектамъ остались неиспользованными.

На рисунке, показывающем историю распространения различных финских языков на территории Ленинградской области (можно увеличить посредством опции "Открыть изображение") красными окружностями обведены селения, упоминаемые в реестрах. Как видно из рисунка, реестры 1) и 2) содержат слова водских диалектов, а реестр 3) — ижорского.

Первые два реестра слов, "на Чудском языке", были исследованы и изданы Паулем Аристе в 1935 году:
Ariste, P. 1937, Two Old Vocabularies of the Votic Language [Two Manuscripts Used in the Vocabulary of the "Chukhna" Language Contained in P.S. Pallas's "Linguarum Totius Orbis Vocabularia Comparativa." With Texts, and Plates Containing Facsimiles.]. — Opetatud Eesti Seltsi Aastaraamat 1935, Tartu, 1—40.

Аристе упомянул и третий и реестров, "варяжский", идентифицировав его язык ожидаемым образом:

Adelung notes very rightly (p. 83) that the so-called Varyagic language (Warugisch um Koporije) has been taken into account by Pallas. As will be seen later on, the "Warugisch or Warägisch im St. Petersburgischen Gouvernement" (p. 103) is the Ingrian language.

The Varyags mentioned in the letter are no others than Ingrians, as has been already mentioned above. That these two names really mean one and the same people, has been most convincingly proved to the auth of this paper by a third word-list, likewise obtained in a photostatic copy (Fig. l.). In the heading the language is called варяжской языкъ (the Varyag language). The specimens given under that heading, however, are undoubtedly from the Ingrian dialect of the neighbourhood of Kaprio.

Наконец реестр слов "варяжского" языка был издан другим эстонским лингвистом Арво Лаанестом, специально занимавшимся изучением ижорских диалектов:
Arvo Laanest. Isurikeelset materjali 18. sajandist. Emakeele Seltsi Aastaraamat, VIII. Tallinn: Eesti Riiklik Kirjastus, 1962, 163—170.
Насколько можно понять, Лаанест считает диалект, отразившийся в словаре близким к сойкинскому диалекту ижорского языка. Подлинник реестра и по сей день пребывает в в питерском филиале Архива РАН (ПФА РАН), в фонде 94 (фонд Шёгрена).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments